Главная > Охота > Книги


Охота на кабанов>В.П. Каверзнев "Охота на кабанов"

Несмотря на то, что кабан дает много ценной продукции, кабаньего промысла у нас никогда не было. Охотились на кабанов ради спорта любители, а местное население добывало их отчасти для домашнего использования, а отчасти борясь с этим зверем как с вредителем сельского хозяйства.

Бьют кабанов при помощи огнестрельного оружия, иногда пользуются холодным. Добывают их и при посредстве самоловов. Все способы, применяемые к охоте на крупных зверей, особенно на копытных, применимы и к охоте на кабанов. Стреляют их и скрадом, и на засидках, и при посредстве облавы, и из-под гончих, а также из-под стаи хорошо притравленных по зверю собак. В последнем случае употребляют иногда вместо ружья рогатину или даже нож.

Для того, чтобы взять зверя скрадом, нужно застать его на жировке или заметить на лежке при дневном освещении. Ночью взять зверя скрадом почти невозможно. Между тем кабан ведет ночную жизнь и кормится днем только в тех местах, где его совсем не беспокоят. Таких мест немного. В Западном крае, да и в Поволжье их нет. На Кавказе такие места встречаются главным образом в области альпийских лугов, и здесь охотники изредка берут кабанов скрадом. Берут их скрадом, повидимому, и на востоке.

Задняя нога 3-летнего кабана     Подкрадываясь к какому-нибудь зверю или птице, охотник обычно старается пользоваться всякими прикрытиями, чтобы интересующее его животное не увидело его. Между тем этого недостаточно. Скрадывая всякое животное, нужно прежде всего стараться не стать в такие условия, при которых это животное обнаружит это скрадывание при посредстве того органа, который у него наиболее развит. У кабана больше всего развито не зрение, а обоняние и слух. По этим соображениям, скрадывая кабана, следует принять прежде всего все меры к тому, чтобы этот зверь не зачуял охотника носом по запаху или не услышал звуков его приближения. Укрываться от глаз кабана не в такой степени необходимо. Поэтому скрадывать надлежит не по ветру, могущему донести до зверя запах человека, а против ветра.

Не мешает, конечно, принять меры и к тому, чтобы ни одежда, ни обувь не издавали какого-нибудь резкого запаха. Так, например, недопустим запах дегтя от сапог, запах свежедубленой овчины от одежды. Не приходится говорить о том, что совершенно нетерпим и запах табаку, водки или духов от человека, как и запах нафталина, скипидара или других пахучих веществ, предохраняющих от моли платье. Передвигаться следует совершенно бесшумно. Поэтому скрипучая или стучащая обувь должна быть изъята. Нельзя, конечно, итти к кабану открытыми местами, рассчитывая на относительную, но далеко не абсолютную слабость его зрения. Всякие предметы, способные служить прикрытием, надлежит использовать, а через открытые места в нужных случаях пробираться и ползком.

Лежит кабан в особенности в сырой и теплый день, когда легче бесшумно подходить, довольно крепко, но на кормежке он более строг. Заметить на лежке его все же трудно: на открытом месте этот зверь не лежит.

Черкасов отмечает то обстоятельство, что во время еды хвост у кабана находится в безостановочном движении. Этим свойством отличается, как известно, и домашняя свинья. Увлеченный едой, кабан беспрерывно вертит и взмахивает хвостом. Как только что-нибудь стороннее отвлечет внимание кабана от еды, так хвост немедленно повиснет у него без движения. Кабан в это время может и продолжать есть, но внимание его будет обращено на то, что его отвлекло от наслаждения едой. Поэтому, заметив кабана, увлеченного рытьем земли или кормежкой, и начав скрадывать этого зверя, охотник должен неусыпно следить за тем, как ест кабан, движется у него хвост или нет. Если хвост движется — значит кабан наслаждается едой и ничем пока не обеспокоен, но как только хвост остановился, нужно немедленно прекратить скрадывание и затаиться на месте, чтобы не выдать себя ни движением, ни звуком. Кабан в это время хоть и ест иногда, но подозревает опасность, вслушивается и может в любой момент броситься наутек.

След 3-летнего кабана (левая пара)     Если кабан перестал есть и, подняв голову, насторожился и смотрит в сторону охотника, то это не всегда является показателем того, что дело проиграно. Кабан может смотреть и не видеть, а через несколько секунд приняться снова за еду. Подкрасться к кабану на близкий выстрел весьма не легко. Поэтому дальнобойный крупнокалиберный карабин или штуцер весьма выручит охотника, скрадывающего кабана. Лучшем ружьем для этой охоты будет карабин типа Маузера, калибр 10,75 или 9,3 с телескопом. Целить при скрадывании выгодней по боку, ладонь на полторы выше локотков с таким расчетом, чтобы слегка задеть лопатку. От пули по этому месту кабан далеко не уйдет: будет задето сердце. Да и при скрадывании на значительном расстоянии, особенно при пересеченной местности, когда к битому зверю не скоро подойдешь, важно положить его выстрелом на месте.

Огромное применение в охоте на кабанов имеет подкарауливание их и стрельба из засидок. На Кавказе в лунные зимние ночи в тех местах, где под снегом осталось много желудей, орешков и других плодов, промышленники с большим успехом караулят и стреляют кабанов. В то время как некоторых зверей можно ожидать и подкарауливать на лежке, с которой они были стронуты и к которой склонны возвратиться, кабанов так караулить нет смысла. Кабан для каждого отдыха любит устраивать новое логовище. Это особенно относится к черной тропе. Хорошо удается подкарауливание кабанов на тех тропах, по которым они пробираются из камышей на жировку, главным образом на посевы кукурузы. Здесь охотник, наметив удобный для обстрела пункт, забирается в камыши или в другое прикрытие на расстоянии надежного выстрела от тропы и устраивается на засидке.

Забираться туда следует до захода солнца, так как не исключена в некоторых местах возможность, что кабаны поторопятся с выходом, а кроме того не плохо, чтобы запах от следа ко времени выхода кабанов окончательно выветрился. Не мешает сворачивать с тропы заранее и пройти некоторое расстояние не по тропе, а по камышам, где это возможно параллельно ей или под острым углом к ней. Это освободит тропу от лишних следов человека. Подобные засидки надлежит устраивать в лунные ночи, так как на юге, где такие охоты возможны, ночи без луны слишком темны — рассмотреть зверя мудрено.

Стрелять на шумок и вообще не рассмотрев зверя рискованно, так как вполне возможно при несчастной случайности всадить пулю вместо кабана в человека, пробирающегося также покараулить этих зверей. Бывали случаи, что на таких засидках охотникам приходилось убивать и тигра — обычного врага кабанов. Иногда, конечно, состояние света заставляет стрелять на шумок, но этот "шумок" должен вполне убедить охотника в том, что идут кабаны, и не оставить места для других возможностей. Во всяком случае, если свет позволяет, необходимо тщательно и по месту выцеливать зверя.

Задняя нога молодого кабана     Интересные и надежные засидки устраивают кавказские охотники по старым заброшенным горцами садам, под деревьями которых лежит много опавших плодов — так называемой падалицы. На эти плоды приходят и кабаны и медведи. Отличить кабана от медведя глазом ночью почти невозможно. Приходится отличать по звукам, связанным с их манерой разжевывать пищу. Кабан всю пищу, не исключая и косточковых плодов, раскусывает и перетирает зубами, "хряпает", по выражению охотников, медведь же мягко только жует ее — чавкает, а косточки алычи, например, глотает не раскусывая. На таких засидках приходится стрелять на близкое расстояние, и лучше при возможности устраивать высоко от земли сиденье из неочищенных от коры жердей, так называемый лабаз.

Стреляя с земли, приходится считаться с возможностью нападения раненого зверя. На земле это нападение опасно, на лабазе же опасность устраняется. Чтобы перехватить кабана на охоте с гончими, нужно передвигаться бесшумно и лучше перехватить его удается, когда он идет к охотнику по ветру. Эта охота представляет большую опасность для стаи. Для всякой зверовой охоты, а не только для охоты на кабанов, нужны злобные гончие, а всякая стая средних ног легко догонит и задержит кабана, и зверь станет отражать атаку. В этом бою много шансов потерять часть собак. Плохих собак, потеря которых нечувствительна, держать не стоит, а хороших жалко терять. Существуют однако стаи, превосходно работающие по кабану и проявляющие необходимую осторожность при задержании этого зверя. Такие стаи работают по кабанам без урона по многу лет.

Хорошо удаются охоты на кабанов со специальными травильными собаками, которые уверенно берут кабана в ухо и в горло, то есть в такие места, влепившись в которые, собака не рискует быть задетой клыком зверя. Чтобы при помощи этого приема задержать кабана, нужны злобные и сильные собаки типа меделянов, которых теперь трудно достать. Поэтому очень распространенной охотой местного населения служит травля кабанов всяким злобным собачьим сбродом и добывание их из-под этих собак при помощи ружья, рогатины, а то и просто ножа.

В сороковых годах прошлого столетия были напечатаны в журнале "Современник" очерки кабаньих охот с собаками Н. Н. Толстого — брата Льва Николаевича. Совершенно не верилось в возможность овладения таким серьезным зверем, как кабан, при посредстве примитивных приемов и приспособлений, о каких сообщалось в изустных и литературных повествованиях. Описанные Толстым охоты производились в те времена на Кавказе в окрестностях Кизляра и известной по рассказам Л. Н. Толстого Старогладовской станицы переселенными туда из внутренних губерний России крестьянами.

След 3-летней супоросной свиньи     Они собирали стаи всевозможных собак, отличавшихся главным образом злобностью. Собирали их они и в городах после базаров, иногда покупали, иногда крали и, приучив их ходить за собой, отправлялись в места, где держались в надлежащем количестве кабаны. А таких мест в те времена на Кавказе было немало. Собак пускали в заросли, куда человеку из-за колючек трудно было пробраться, собаки быстро натекали на след кабанов и гнали их голосом. Когда охотники слышали, что собаки лают на месте и что, следовательно, они остановили и держат кабана, они спешили к ним и, подойдя на близкое расстояние, пристреливали зверя чуть не в упор из примитивного кремневого ружья пулей или жеребом, а то и куском круглого железа. Но чаще применялась в этой охоте еще более, чем ружье, примитивная рогатина. Она представляла часто военный штык, привязанный к палке. Этим весьма ненадежным оружием ухитрялись охотники наносить вполне надежный удар в бок кабану, и зверь ложился на месте. Нередко охотник наваливался на кабана, которого держали его отважные псы, а то и садился верхом и всаживал зверю нож под лопатку. Охота эта оканчивалась нередко тем, что за кабана или нескольких кабанов платили половиной собак, которым зверь этот рассекал клыком ребра или выпускал внутренности.

Так продавали свою жизнь зрелые секачи. Что же касается молодых кабанов и свиней, то собаки брали их без отказа, и охотники разделывались с ними, как с домашними свиньями. Состав собак приходилось при этих охотах часто ремонтировать, так как огромный процент их выбывал постоянно из строя, но попадались собаки, которые держались и подолгу, хотя бывали злобными и смелыми в надлежащей степени.

Есть собаки, которые очень решительно нападают на кабанов, но хватают за морды. Таких собак нельзя пускать на взрослых кабанов: кабаны их убьют или искалечат, но поросят при их помощи ловят с успехом. Собаки эти хватают их за носы. Несчастья с людьми на таких охотах, конечно, бывали, но это явление не частое. Такие охоты практикуются на Кавказе, в Средней Азии и на Дальнем Востоке и в настоящее время, причем среди собак, отличающихся в качестве злобных зверовых, выдвигаются иногда даже сеттера. Поэтому можно судить, какой пестрый сброд представляют зверовые стаи, употребляемые при охотах на кабанов. Оружие, конечно, теперь более усовершенствованное, чем в те времена, о которых написано, но не повсюду. Есть еще места, где оружие также первобытно, как и сами охотники. Несмотря на свою примитивность, охоты эти весьма добычливы, но считать их безопасными нельзя.

Левый след молодого кабана     Подходя к задержанному псами кабану, нужно помнить, что зверь, увидев подходящего к нему охотника, может стремительно броситься на него, не ожидая даже выстрела, и охотник рискует не успеть уклониться от его удара. Поэтому спереди подходить к кабану отнюдь не рекомендуется, а при подходе сбоку нужно в каждый миг быть готовым к выстрелу. Самый безопасный подход — сзади, но и тут нужно подходить тихо и отнюдь не ободрять собак выкриками. Целить следует или около уха или в сердце, как сказано при описании стрельбы скрадом.

Иногда в степных местах Кавказа и Средней Азии применяется к охоте на кабанов так называемая конная облава. Занимаются ею привычные к верховой езде туземцы, а иногда и русские. По существу это не облава, а та же охота с собаками, при которой стрелки сидят на лошадях. Заскакивая верхом, они перехватывают зверя и стреляют с седла, а иногда и заганивают его.

Очень широко, особенно в лесных местах, практикуется охота на кабанов облавой, которую на Кавказе называют гаем, а в Западном крае — наганкой. По черной тропе облавы эти проводятся почти без предварительной подготовки и оклада зверя. Здесь просто обставляют облавой участок леса, в котором предполагаются кабаны, и гонят их, конечно, по ветру на линию стрелков. Стрелять на этих облавах разрешается всякого крупного зверя. Поэтому облавы эти не могут считаться охотами специально на кабанов. Часто зверей и не оказывается в загоне.

В то время, когда облава на кабанов по черной тропе носит в большинстве случаев характер игры "в темную", облава по пороше должна носить совершенно ясный и четкий характер. Здесь требуется сознательный оклад. Окладчик должен отдавать себе полный отчет в том, сколько зверей, какого пола и возраста он обложил. Для таких сознательных действий ему необходимо хорошо разбираться в следах кабанов, а это дается главным образом практикой. Некоторое ознакомление с особенностями кабаньих следов можно получить и по книге, и поэтому к настоящей работе приложено несколько рисунков, изображающих ноги этого зверя и отпечатки их на почве. Особенностью кабаньих следов считается то, что на всех аллюрах кабаны касаются задними пальцами почвы и дают отпечатки их как на мягкой земле и песке, так и на снегу. Эти задние пальцы широко расходятся, прикасаясь к почве и оставляя на ней сравнительно длинные следы в то время, как щели копыт расходятся не широко. Подушечки ног отмечаются слабо. Внешний палец копыта у кабанов обычно длиннее внутреннего. Особенно резко заметно это у самок и двухлеток. На быстром аллюре кабаны заносят задние ноги за передние несколько наискось. В стаде кабанов искать следов секачей нет смысла, так как держатся они поодиночке вне времени течки. Шаг кабана всегда короче шага других копытных зверей.

След поросенка     Отпечатками ног на почве не исчерпываются, конечно, следы интересующих нас животных. На местах их купанья можно увидеть и отпечатки всего тела кабана на грязи. Кроме этого выкупавшийся и вывалявшийся в грязи кабан любит чесаться о деревья и оставляет при этом часть грязи на древесных стволах. Главным же следом пребывания кабанов служат "покопы", то-есть повреждения поверхности почвы, которую звери разрывают, доставая себе корм из земли. Определив по этим признакам местность, где держатся кабаны, надлежит взять ее под наблюдение и при возможности выслеживать кабанов, складывать их при подходящем состоянии грунта в местах их остановок и делать облавы.

Самый процесс работы окладчика по кабану по пороше мало чем отличается от процесса складывания других крупных зверей по белой тропе, но не мешает между прочим добавить, что кабан лежит обычно много крепче, чем другие звери, и потому работать по нему можно смелей, не боясь его стронуть. Особенно это относится к мягкой пороше в теплый день, когда лежит крепко и заяц. Самый оклад и расстановка охотников не отличается от этих действий на обычных облавах, но с направлением ветра следует на облавах на кабанов особенно строго считаться. В сторону, откуда ветер наносит запах человека, кабана не выставишь. Помня об остром слухе кабана, охотники должны соблюдать на кабаньей охоте абсолютную тишину, а окладчикам нужно иметь в виду, что движение стронутого с лежки кабана нельзя регулировать, как это практикуется на облавах по волку и лисице.

Кабан лежит относительно крепко, но стронутый, идет напролом туда, куда наметил. Поэтому, если кабан не трогается от крика неподвижной цепи загонщиков, приходится посылать в круг "ершей", но ершей, действующих осторожно, чтобы не стронуть зверя в направлении загона. Дать какие-либо указания о том, как в этом случае действовать этим подвижным загонщикам, не только трудно, но и невозможно. Здесь придется учитывать и топографию места, и направление следа и ветра, и характер насаждений, и все, конечно, будет зависеть от сообразительности лица, пошедшего в круг стронуть зверя. Ни цель загонщиков, ни ерши не повернут кабана к стрелкам, если он пошел на загон, и зверь непременно прорвется.

Переходя к вопросу о том, как стрелять кабана в различных положениях, можно дать следующие указания: стрелять этого зверя следует в голову, чтобы разрушить мозг, в шею, чтобы перебить позвонки, или под лопатку, чтобы задеть сердце. Выстрелы по другим местам ненадежны или даже бесцельны. В угон можно стрелять и по хребту. Встречного, идущего прямо на штык кабана надлежит стрелять лишь при полной уверенности в том, что промаха не будет и что зверь будет бит по убойному месту. Встречный кабан после промаха или при легком ранении может легко искалечить или убить охотника. На кабанах, живущих в хвойных лесах и трущихся о деревья, скопляется в шерсти смола, а наседающая на эту смолу пыль и грязь образуют на коже нечто в роде панцыря. Существует мнение, что этот панцырь непроницаем для пуль. Конечно, мнение это не имеет оснований. Пуля легко пронижет этот панцырь, если не будет пущена под очень острым углом к этому панцырю. В последнем случае она может дать рикошет. Такой рикошет легче всего получается при стрельбе встречного зверя. Поэтому осторожней будет пропустить встречного кабана за линию и стрелять по боку или в угон.

К раненому кабану подходить нужно с большой осторожностью, так как, заметив охотника, он может иногда вскочить и броситься. Вообще нужно иметь в виду, что хотя большинство разговоров об опасностях кабаньих охот и преувеличивают эту опасность, но возможность нападения кабана на охотника после выстрела, не положившего зверя на месте, никогда не исключена. При этом нельзя не учитывать того, что бросок кабана чрезвычайно стремителен, а причиняемые им ранения очень опасны.

Предлагается немало способов уклонения от кабаньих клыков, но способы эти в большинстве случаев ненадежны. Так например, советуют стоять во время гона на пне в метр или полтора высотою. Должен сказать, что стоя на пне, стрелять, в особенности из сильно отдающего штуцера, весьма рискованно. При отдаче легко не устоять на пне и угодить как раз под клыки кабана. Некоторые советуют падать на землю, когда кабан бросился, так как он будто бы не в состоянии подцепить клыком человека, лежащего на земле. Но, во-первых, кабан сможет при желании ударить клыком и лежащего на земле, но чаще пронесется мимо. Назад он обычно не возвращается. Что касается свиньи, то она в большинстве случаев станет рвать лежачего зубами, как собака, и пронесшись мимо того, кого хотела рвануть, нередко возвращается и исправляет свою ошибку. Кроме того, если кабан или свинья наступит с хода своими острыми копытами на человека, то может поранить, а то и искалечить его. Поэтому ложиться перед зверем не рекомендуется.

Лучшим способом уклониться от кабаньего удара будет отскочить в сторону с пути, по которому несется зверь. Кабан мчится очень стремительно напрямик, но сделать своевременно крутого поворота не может и проносится мимо. Назад самец возвращается крайне редко, да и самка делает это не так уж часто. Во всяком случае охотник имеет все шансы встретить этого противника новой пулей. Недурно становиться на номере с таким расчетом, чтобы иметь возможность отскакивать за дерево.

Не следует стрелять в горах кабана, находящегося на тропе выше охотника. Перепуганный зверь бросается обычно вниз и может при встрече подцепить охотника клыком. Преследовать раненого кабана тотчас после выстрела также не следует. Нужно дать время, чтобы завершилось внутреннее кровоизлияние и последовала смерть. Кабан вообще уходит после ранения недалеко и в первом удобном для остановки месте залегает. Потревоженный после выстрела, он может уйти на большое расстояние и придется ходить за ним много. Кроме того, раненый кабан способен затаиться в чаще и броситься на подошедшего к нему близко охотника.

Рекомендуют убитых самцов тотчас кастрировать, так как наличие семенных желез в туше портит мясо, придавая ему неприятный специфический запах и вкус. Операция эта на трупе проводится быстро и самым примитивным способом.

Хотя промысловой охоты на кабанов у нас нет, промысловики не гнушаются добыванием этого зверя наряду с другими копытными зверями, а теперь кабана стали и широко добывать. Не бьют кабана из-за религиозных предрассудков только мусульмане.

Ловят кабанов в ямы, которые сооружаются для косуль и оленей. Для того, чтобы привлекать кабанов к яме, не плохо прокладывать к ней тропку и разбрасывать по ней какие-нибудь лакомые для кабана предметы, например, обрезки овощей, арбузные корки, которых бывает обычно достаточно в южных местах обитания кабанов. На тропах, по которым звери эти ходят на жировку, устанавливают иногда пасти, бьющие свою жертву тяжелой опадной частью. Иногда настораживают на кабанов в таких же местах луки с таким расчетом, чтобы стрела пронзила идущего по тропе кабана, как только он заденет "симку"—нитку, освобождающую сторожок (предохранитель) и спускающую стрелу с лука. Иногда вместо лука настораживают ружье, но оба способа эти чрезвычайно опасны не только для домашних животных, но и для человека и потому в дальнейшем совершенно недопустимы.

Корейцы разбрасывают на кабаньих тропах пищевые приманки со взрывчатым составом в особой капсюле. Когда кабан раскусывает эту капсюлю, то происходит взрыв, который или убивает или сильно калечит зверя, обрекая его на бесцельную гибель. Во всяком случае при посредстве всех этих самодельных приспособлений кабанов добывается гораздо меньше, чем при посредстве ружья. Стрелять кабанов можно и из гладкостволки специальными пулями, как пуля Жакана, или круглой пулей. Калибром для гладкостволки наиболее целесообразным будет двенадцатый. Но лучшим пульным ружьем на кабана можно для небольших дистанций считать экспресс, калибр 500.

Далее...