Главная > Охота > Книги


Болезни и враги кабанов

Болезни диких зверей почти совсем в СССР не изучены, и этого нельзя не считать крупным упущением. Без изучения болезней не может быть речи о борьбе с этим злом, отнимающим у народного хозяйства огромное количество ценных представителей неодомашненной фауны. В частности, кабаны несомненно страдают от эпизоотии, распространение которых связано в значительной мере с небрежностью человека, не принимающего мер к тому, чтобы обезопасить места обитания диких животных от заражения возбудителями болезней, поражающих домашних. Н. Я. Динник пишет, что "дикие свиньи, подобно домашним копытным животным, болеют ящуром", и приводит пример, когда во время эпизоотии ящура поразившей в районе Хамышка и Самурской домашний скот, один охотник встретил стадо кабанов, из которого несколько голов едва переступали с ноги на ногу, так как копыта их были поражены ящуром.

Против возможности заражения кабанов ящуром возражать не приходится, возможность такая не исключена, но случай заражения этой болезнью диких свиней следует отнести к числу исключительных. Ведь и домашние свиньи редко страдают от ящура—это болезнь, обычная для рогатого скота. Но специфические болезни домашних свиней несомненно легко могут быть переданы и диким в тех местах, где дикие входят в соприкосновение с домашними.

В числе таких болезней особое значение имеют: 1) рожа свиней — Erysipelis suis, 2) септицемия — Septiceima suum и 3) чума свиней — Pestis suum. Рожа свиней свирепствует обычно в июле. Заражаются ею и кабаны или приходя в соприкосновение с заболевшими свиньями или посещая места, где проходили больные животные. Для того чтобы установить с некоторой долей правильности болезнь, которою болеют дикие свиньи, нужно выяснить, какая в этих местах эпизоотия свирепствует на домашних. Это прольет некоторый свет и на заболевание диких. Есть основание предполагать, что дикие свиньи заражаются от домашних, а не наоборот.

Самой легкой формой рожи является рожистая лихорадка. Признаки`ее выражаются в тёмнокрасных или фиолетовых пятнах круглой, квадратной или ромбовидной формы. Расположены они по большей части по сторонам груди и на внешних сторонах бедер. На ощупь чувствуется, что они воспалены. Вначале пятна эти не возвышаются на коже, а потом возвышаются на два-три миллиметра и бледнеют в средине, сохраняя свою окраску только по краям. Иногда пятна эти и темнеют, выделяя при этом серозную жидкость. Температура заболевших животных поднимается порою до 42,8°. В отдельных случаях эта легкая форма кончается и смертью от эндокардита.

Септическая форма бациллярной рожи очень болезненна. Животные кричат от прикосновения к ним, а температура доходит до 42°. Наблюдается рвота и вонючий понос. В тяжелых случаях замечается слабость зада. Выздоравливают заболевшие редко, по большей части дело кончается смертью или болезнь переходит в хроническую форму. Хроническая бациллярная рожа, или хронический эндокардит, поражает больше поросят от четырех месяцев до года. На маленьких поросятах рожа не отмечена. При хронической форме поросята, сначала с виду здоровые, не доедают. В результате этого они не доразвиваются. Потом начинают кашлять, неохотно двигаются, а больше лежат, характерно опираясь на грудь и локти. Иногда болезнь осложняется параличом зада, отеком конечностей, омертвением кожи и деформирующим воспалением суставов. Хроническая форма приводит постепенно к смерти. Рожа свиней не повторяется.

Септицемия (то же Pneumonia contagiosa suum) выражается в том, что на теле животного появляются припухающие сине-красные пятна, а температура поднимается до 42°, у больных замечается при этом жажда, одышка, кашель, трудное глотание, слабость и шаткость зада. В то время как при септицемии поражаются у свиней главным образом легкие, чума поражает кишечник. Болезнь эта подразделяется на: 1) чистую форму, 2) брюшную (кишечную) форму, 3) грудную (легочную) и 4) смешанную. Чистая форма характеризуется потерей аппетита, рвотой, запором или поносом. Смерть наступает через два—семь дней. Иногда больное животное выздоравливает или болезнь становится хронической. Брюшная форма развивается медленней чистой формы и характеризуется попеременным запором или поносом и воспалением слизистой оболочки рта. Вонючие испражнения отличаются желтоватым или зеленым цветом. Больные животные худеют и ходят в тяжелых случаях сгорбившись. Погибают через две-три недели. Форма грудная осложняется явлениями пневмонии или плевропневмонии. При смешанной форме поражаются одновременно желудочно-кишечный тракт и дыхательные пути. Иногда замечается на коже крапивная сыпь.

Дикие животные при хронических формах каких бы то ни было заболеваний не угасают медленно, как их домашние родичи, а погибают в большинстве случаев, попадая в зубы хищников. Поэтому проследить за ходом болезни у них трудно. В случае появления на домашних свиньях болезней, сопровождаемых указанными выше признаками, охотники, заинтересованные в сохранении кабанов, должны принять возможные меры к тому, чтобы заболевшие свиньи не выпускались на пастбища в те угодья, где держатся кабаны. Кроме того необходимо, конечно, оградить и водоемы, из которых пьют кабаны, от возможного попадания в них болезнетворных начал.

Пора, казалось бы, повсюду оградить водоемы вообще, а в особенности проточные воды, от засорения и загрязнения их. Эта мера приносит пользу не только диким, но и домашним животным, а также и человеку.

Для того, чтобы вести борьбу с эпизоотией, нужно прежде всего установить точный диагноз не только ветеринарным осмотром заболевших животных, но и путем лабораторного исследования. Самая борьба непосильна для отдельного владельца больных животных, к ней необходимо привлечь серьезных специалистов — ветеринарных врачей — и вести ее организованно. Не будет эпизоотии на домашних свиньях — будет меньше шансов и для диких подвергнуться заболеваниям. Вопрос же изучения болезней диких животных, в особенности дающих Ценную продукцию, и мер к охране их от болезней является очередным в кооперированном охотничьем хозяйстве.

Как бы много кабанов ни погибало от эпизоотии — надо думать, что еще больше гибнет их в зубах хищников. И медведи, и волки, и все крупные кошки от тигра до рыси и даже относительно смирного барса пользуются кабаном как богатой добычей. Конечно, сильные секачи являются опасными противниками для этих хищников и последние в большинстве случаев избегают столкновения с ними. Несомненно, что вполне развившийся тигр или крупный медведь, бросившийся на кабана из засады, может переломить ему позвоночник, не дав ему возможности нанести удар клыком, но некоторый шанс на победу остается и за кабаном.

Во всяком случае с уверенностью можно сказать, что по большей части погибают от хищников свиньи и молодняк, а сильные кабаны редко становятся жертвами своих врагов. Волки наносят кабаньим стадам особенно сильный урон в холодные многоснежные зимы, когда истощенные от бескормицы и холодов кабаны сильно худеют и утрачивают всякую способность к сопротивлению. Недавно при таких условиях погибло немало кабанов в Кавказском заповеднике. Берут волки кабанов, преследуя их по глубокому снегу, не выдерживающему острых кабаньих копыт насту, который режет им ноги, а иногда и просто захватывая их на лежке.

Однажды в бывш. Смоленской губернии кабан был обложен возле полустанка Вонлярово, бывш. Риго-Орловской железной дороги. Когда стрелки становились на места, молодой помощник окладчика с радостью объявил, что в окладе не только кабан, но и пяток волков. Началась облава. Стали стрелять. Взяли трех волков, но кабан ни на кого не вышел. Когда сняли цепь, то окладчик вынес из оклада недоеденную волками голову кабана. Волки набрели на лежавшего кабана, даже не по следу, и прикончили его на самой лежке.

Впрочем, в холодные снежные зимы, в особенности после неурожая на желуди и другие предметы питания, кабаны сильно худеют и замерзают массами, не дождавшись волчьих зубов. Подобные явления Н.Я. Динник отмечает даже для Кавказа, где зимы не так люты и относительно коротки. Наблюдаются они и в Средней Азии.

Самым страшным врагом кабанов является тигр. В районах, где кабанов много, они представляют собой главный предмет питания этого грозного хищника. В дебрях Уссурийского края и в тугаях Туркестана по мере перекочевок кабаньих стад в поисках корма передвигаются и тигры. Поэтому охотники за тиграми всегда направляют розыски интересующего их зверя в места, богатые кабанами. Тигр, как и другие кошки, не имеет свойственной собачьему племени привычки преследовать зверя, гоняясь за ним. Он караулит свою жертву обыкновенно на тропах. Поэтому тигра не трудно встретить на переходах кабанов к местам кормежки. Здесь он залегает, заслышавши топот идущих кабанов, могучим прыжком бросается на свинью жертву, сваливает ее с ног и моментально дробит зубами шейные позвонки. Однако замечено, что на сильного секача, как уже сказано, он редко нападает, а выбирает жертву менее вооруженную — свинью или крупного поросенка. Существуют показания, что бывали примеры, когда и тигр погибал от ловкого удара хорошего секача.

Иногда за кабаньим стадом ходит и несколько тигров. Кабанов, поднимающихся высоко в горы, где обитает барс, называемый также снеговым леопардом, подкарауливает там и этот сравнительно некровожадный хищник. В тех местах, где держатся леопарды, кабаньи стада страдают и от них, пожалуй, иногда не меньше, чем от тигра. В большей степени относится это, по-видимому, к восточной форме леопарда, которая населяет как - будто бы гуще, чем другие леопарды, обжитый ею район.

Что касается рыси, то можно взять под большое сомнение указание Черкасова, что для большого секача опаснее (чем медведь) большая сильная рысь, которая подкарауливает кабанов сидя на дереве, бросается "им на спину и грызет затылок". Крупному секачу едва ли кто-нибудь сможет "грызть затылок" — ему нужно немедленно перекусить позвонки, и это способен сделать тигр, крупный медведь и может быть барс или леопард, а рыси и сильной это будет не под силу. Рысь, вскочившая сильному секачу на спину, будет не только мгновенно сбита, но и убита о ближайшее дерево. Здесь, очевидно, Черкасов был введен в заблуждение лицами, смешавшими рысь с восточным леопардом. Но и последний не застрахован от клыков кабана и, подобно тигру, предпочитает иметь дело с самками, поросятами и кабанами-подростками, а не с сильными секачами.

Несмотря на то, что кабаны погибают от стихийных причин, болезней и многочисленных врагов, из которых первое место принадлежит человеку, количество их уменьшается медленно. Объясняется это как относительной плодовитостью этих зверей, так и способностью их доводить свое потомство до зрелого возраста в сравнительно большом проценте. Можно полагать, что за отходом значительной части кабаньего стада от упомянутых выше причин в составе его все же остается такое количество особей, что охотники имеют возможность взять две трети этого остатка без риска затронуть основное ядро—производителей. Не исключена возможность, что добычу кабана можно и повысить за предел этих двух третей.

Далее...