Главная > Охота > Книги


Весенняя тяга
p>Многие охотники считают охоту на весенней тяге вальдшнепов самой красивой и увлекательной из всех охот. И они не ошибаются. Красота оживающей весной природы, пение всевозможных лесных птиц, журчание тающего и бегущего ручейками снега, пробуждение к жизни всех обитателей леса - все это создает несравнимую ни с чем картину. Пожалуй, ни на одной охоте не испытывает охотник столь много волнующих переживаний, как на тяге вальдшнепа. Об этом очень хорошо было сказано, еще в конце прошлого столетия, поэтом Дмитрием Белинским в его лирических стихах, посвященных весенней тяге:

Люблю я вечером стоять в лесу на тяге,
С природой-матерью свободно и легко.
Тут забываются мирские передряги,
И думы смутные отходят далеко...
Забьешься в уголок знакомой луговины,
С ружьем в руках, и знаешь наперед,
Что над вершинами березы и ольшины
Направит вальдшнеп свой полет...


    Тяга вальдшнепа, как было сказано раньше, представляет собой своеобразный ток этой птицы. Вальдшнеп начинает тянуть через несколько дней после прилета. Особенно интенсивной и обильной бывает тяга, совпадающая с днями массового пролета вальдшнепов. В эти дни тянут не только те кулики, которые остаются в данных местах на гнездование, но и пролетные. Во время массового пролета вальдшнеп, идущий далее к северу, останавливается в промежуточных районах на отдых и активно участвует в тяге вместе с местными, т. е. с гнездящимися в этих районах лесными куликами. Поэтому в дни массового пролета вальдшнепа количество тянущих птиц бывает в 2-2,5 раза больше, чем позднее, когда пролетный вальдшнеп удаляется дальше на север.

Охотнику важно не пропустить время массового (валового) пролета вальдшнепа, который обычно длится недолго - всего несколько дней. Примерные сроки валового пролета для различных районов нашей страны указаны в первом разделе настоящей книги.

Успех охоты на весенней тяге в значительной степени зависит от знания охотником местности, от его умения правильно выбрать место стоянки на тяге. Как правило, места наиболее интенсивной тяги из года в год одни и те же.

Излюбленными местами тяги вальдшнепа обычно бывают смешанные невысокие леса, пересеченные оврагами, просеками и лесными дорогами, изобилующие полянками и порубками. В сплошном, высокоствольном лесу вальдшнеп, как правило, не тянет.

Во время тяги вальдшнеп в поисках самки любит облетать полуоткрытые места, обследовать полянки, лесные ручейки, заросшие порубки, просеки и лесные дороги. Часто он тянет вдоль границы более крупного леса, следуя его очертаниям. Перелетать открытые места вальдшнеп старается или по краю, или пользуясь грядами кустарника и мелколесья, отдельными группами деревьев, растущих на полянах и порубках. Сообразуясь с этим, и следует выбирать место для стоянки.

Весенняя тяга бывает вечерней и утренней. Вечером она начинается с заходом солнца и длится до темноты, после чего только отдельные лесные кулики продолжают свои облеты. Утренняя тяга начинается в темноте, длится недолго и кончается с началом рассвета, задолго до восхода солнца. По количеству тянущих вальдшнепов вечерняя тяга значительно богаче утренней, к тому же на утренней тяге стрелять вальдшнепа, тянущего почти в полной темноте, крайне трудно; поэтому обычно на тяге охотятся только вечером.

На вечернюю тягу надо прийти заранее, не менее чем за полчаса до заката солнца, чтобы осмотреться и выбрать наиболее удобное место для стоянки. Я люблю приходить на место тяги за час-полтора до ее начала, чтобы, выбрав место, посидеть на пеньке, послушать птичье пение и насладиться красотой весеннего пробуждения лесной жизни. При выборе, места для стоянки следует учитывать, по крайней мере, три соображения: 1) наиболее вероятные пути пролета тянущего вальдшнепа; 2) удобство кругового обстрела с тем, чтобы не пропустить налетевшего с любой стороны вальдшнепа без выстрела, но считаясь в то же время с тем, чтобы самому можно было надежно укрыться за елочкой или кустом и не выдать своего присутствия раньше времени; 3) высоту окружающих деревьев. Надо помнить, что вальдшнеп, как правило, тянет над самыми верхушками деревьев, снижаясь в тех местах, где лес ниже, и поднимаясь выше над высокоствольным лесом. Поэтому для стоянки лучше всего выбирать место среди невысокой растительности с преобладанием молодых деревьев и кустарника. Следует также знать, что вальдшнепа, упавшего после выстрела, особенно когда начнет темнеть, найти довольно трудно, так как он своей защитной окраской сливается с землей, покрытой прошлогодними листьями. Поэтому не рекомендуется становиться вблизи густо заросших мест - найти убитого вальдшнепа в чаще будет почти невозможно.

Выбрав место, отвечающее указанным требованиям, и став па нем, охотник ожидает начала тяги. Как только солнце опускается за горизонт, вальдшнеп-самец поднимается в воздух и начинает тянуть. Стоя на месте, надо внимательно прислушиваться ко всем звукам, чтобы не пропустить кулика. А это не так-то легко. Со всех сторон поют многочисленные птицы, раздается кукование и хохот кукушки, временами кричит заяц, где-то токует тетерев, иной раз слышится с лесной дороги скрип проезжающей повозки - словом, лес полон самых разнообразных звуков и неискушенному охотнику не всегда сразу удается услышать в этом "шумовом оркестре" голос летящего лесного кулика.

Как было уже сказано раньше, тянущий вальдшнеп издает "хорканье" и "циканье", которые можно передать слогами "квоог, квог, цси". Звонкое и резкое циканье слышится с более далекого расстояния, чем глухое хорканье. Поэтому первый звук тянущего вальдшнепа, донесшийся до охотника, обычно всегда - циканье. И только спустя несколько секунд, по мере приближения летящего вальдшнепа, охотник отчетливо начинает разбирать оба колена его песни.

Услышав приближение вальдшнепа, охотник должен укрыться за деревом или кустом и приготовиться к выстрелу. Не следует никогда при этом делать резких движений, так как они могут испугать вальдшнепа и заставят его свернуть в сторону.

Как только вальдшнеп покажется из-за вершины ближайших деревьев, надо спокойно поднять ружье и выделить приближающуюся птицу. Полет вальдшнепа на тяге в большинстве случаев бывает не быстрым (только в ветреную погоду вальдшнеп тянет со значительно большей скоростью). Летит он, медленно работая крыльями и внимательно обследуя облетаемую местность. Поэтому при выцеливании не следует брать большого упреждения, как это делается при стрельбе уток и других быстро летящих птиц. Обычно бывает достаточным взять на мушку кончик носа летящего кулика и, поведя так ружье несколько мгновений, нажать спусковой крючок. Однако в ветреную погоду, когда вальдшнеп летит быстро или тянет на дистанции дальнего выстрела, - следует брать большее упреждение, вынося мушку перед летящей птицей.

Вальдшнеп не крепкая (не стойкая) к выстрелу птица, и в большинстве случаев после удачного попадания он, убитый, комком падает на землю. Однако бывают случаи, когда подстреленный вальдшнеп, упав на землю, начинает перепархивать. Тогда не следует пытаться ловить подранка, а надо добить его вторым выстрелом, потому что раненый вальдшнеп может перелететь в чащу, затаиться там, и тогда найти его будет почти невозможно.

Если первый вальдшнеп протянул в стороне от стоянки, не следует сразу же перебегать на новое место. Нужно помнить, что тянущие кулики идут широко, а не по каким-то определенным путям. И только в том случае, когда большинство куликов идет стороной и через стоянку не пролетел еще ни один, можно заключить, что вы встали неудачно. Тогда следует сменить место, перейдя туда, где протянуло большинство птиц.

Иногда вальдшнепа, тянущего стороной, можно повернуть на себя. Делается это или с помощью манка, подражая голосу самки, или подбрасыванием дугообразно, на высоту полдерева, шапки или рукавицы. В этом случае вальдшнеп, приняв подброшенный предмет за взлетевшую самку, может изменить свой полет и свернуть в вашу сторону. Однако рекомендовать эти приемы на тяге вальдшнепа не следует, так как их применение нарушает красоту охоты.

Весенняя тяга вальдшнепа в значительной степени зависит от погоды. Самая лучшая тяга бывает в пасмурные тихие и теплые вечера. В такие вечера вальдшнеп летит медленно, низко и в большом количестве. В ясные и холодные вечера вальдшнеп тянет менее интенсивно, летит выше и быстрее. В ветреную погоду тяга обычно бывает плохой, а перед наступлением холодов - или очень слабой, или ее не бывает совсем.

Обычно на тяге приходится стрелять вальдшнепа не дальше 30-40 шагов. Поэтому дробь для стрельбы не должна быть крупной. Лучше всего пользоваться дробью № 7 и 8 (2,5-2,25 мм в диаметре) и лишь для более дальнего выстрела иметь патроны, снаряженные дробью № 6 (2,75 мм).

От ружья, при стрельбе на тяге, не следует требовать особой кучности. Однако надо, чтобы ружье обладало достаточной резкостью и постоянством боя, так как в противном случае могут быть подранки и, следовательно, бесплодная потеря сбитой птицы.

Научиться стрелять по вальдшнепу на тяге не слишком трудно. Вместе с тем не следует думать, что эта стрельба легкая. Даже опытные охотники нередко делают промахи, так как стрелять приходится не только по вальдшнепу, летящему прямо на вас, но обычно и по боковому, т. е. идущему мимо вас. Тяга же начинается с заходом солнца, и большую часть птиц приходится стрелять в условиях наступающей темноты. Вечерний полумрак обманывает в правильном определении расстояния до летящей птицы и мешает точному ее выцеливанию.

Охотиться на тяге лучше с двухствольным ружьем, нежели с одноствольным. Во-первых, из двухствольного ружья легче выцеливать летящую птицу, а во-вторых, в случае промаха при первом выстреле вы всегда сможете поправить дело выстрелом из второго ствола.

На тяге лучше пользоваться бездымным порохом (конечно, если ружье на него рассчитано), чем дымным. Бездымный порох дает большую резкость при выстреле, а главное - не мешает точно увидеть результат выстрела и место падения убитой птицы. При стрельбе же дымным (черным) порохом густое облако дыма, особенно вечером и утром, лишает этой возможности.

К одежде, обуви и снаряжению охотника на весенней тяге вальдшнепа также предъявляются определенные требования. Во-первых, надо учитывать, что весенние вечера (особенно в первую половину весны) довольно прохладные, а сырая, низменная местность тяги и не растаявший еще снег увеличивают эту прохладу. Во-вторых, на местах тяги весной бывает много воды - в лесных оврагах, ручейках, речках, низинах и т. п. Поэтому одежда охотника должна быть достаточно теплой, но в то же время не должна стеснять его движений при стрельбе. Лучше всего иметь фланелевый или байковый лыжный костюм с грудным карманом только с левой стороны. Под костюм полезно надеть теплое белье и легкий шерстяной свитер или фуфайку, а поверх него - меховую безрукавку, которая не дает телу охлаждаться и в то же время не стесняет движений стрелка. Цвет костюма не должен быть ярким и демаскирующим охотника. Наиболее пригоден защитный или бурый цвет. Из обуви лучше всего иметь высокие болотные кожаные сапоги или, в крайнем случае, высокие резиновые. И те и другие, конечно, должны быть абсолютно непромокаемыми. Под сапоги следует надеть теплые, лучше шерстяные (а под резиновые сапоги - меховые), носки и такие же портянки. Головным убором может служить легкая фетровая шляпа или обычная кепка, пилотка, панама и т. д.

Патронташ нужно носить на поясе. Он может быть открытым (т. н. "бурский") на 24 патрона, или составным закрытым, состоящим из 3 подсумков с 8 патронами в каждом. Для убитой птицы можно иметь обычную сетку или лучше легкий ягдташ с тороками и запасным отделением, в который следует поместить экстрактор для извлечения тугих патронов или стреляных гильз, компас со светящимся циферблатом, складной нож и другие необходимые принадлежности.

Если охота происходит далеко от местожительства и предполагается ночевка в лесу у костра, то надо брать с собой рюкзак, в котором хранить легкий топорик, котелок, продукты, запасные спички, дополнительные патроны, шомпол и принадлежности для чистки ружья после стрельбы. Во время тяги рюкзак можно снять и положить недалеко от места стоянки.

Необходимо брать с собой на тягу электрический фонарик. Он поможет в темноте разыскать убитого вальдшнепа и даст возможность свободней передвигаться по лесу.

Полезно иметь с собой на тяге хорошо дисциплинированного спаниэля. Эта замечательная собачка будет моментально отыскивать и подавать убитых вальдшнепов и подранков, избавляя вас от лазания по кустам. Необходимо только, чтобы до начала тяги спаниэль шел на поводке или у ноги охотника.

Следует помнить, что всякая охота с собакой весной категорически запрещена, а поэтому брать с собой спаниэля на тягу можно только для розыска и подачи убитых вальдшнепов и подранков. В этом отношении охотник должен быть особенно дисциплинированным, так как использование собаки для подъема птицы на крыло и стрельба ее на взлете являются браконьерством. Обычно на тяге немалая часть убитых и раненых вальдшнепов падает в густые заросли и остается не отысканной охотником. Особенно увеличивается количество ненайденных птиц во второй половине вечера, когда сильно стемнеет. В это время найти упавшего в чашу вальдшнепа делается почти невозможным. В результате большое количество сбитых вальдшнепов пропадает совершенно зря, становится добычей лисиц и ворон. Наличие же на тяге хорошо подготовленного спаниэля - гарантия того, что все убитые и подраненные вальдшнепы будут найдены. Это дает возможность спокойно слушать и стрелять тянущих птиц, не заботясь о их розыске после удачного выстрела.

Кто из охотников хоть раз побывает на весенней тяге вальдшнепов, тот никогда не забудет этой замечательной охоты. Стоишь с ружьем в руках в прекрасном, по весеннему оживленном лесу и ждешь, ждешь с нетерпением долгоносого красавца с тем, чтобы встретить его метким выстрелом и испытать ни с чем не сравнимое чувство, которое охватывает охотника при виде падающего на землю убитого кулика.

Великие русские писатели, художники и ученые любили весеннюю тягу вальдшнепов, эту поистине поэтичную охоту на одну из самых лучших наших птиц. Ей отдавали дань такие мастера пера и кисти, как Л. Н. Толстой, И. С. Тургенев, С. Т. Аксаков, Н. А. Некрасов, И. И. Левитан, М. М. Пришвин и другие.

Напомню молодым охотникам незабываемое описание весенней тяги, данное классиком русской литературы Л. Н. Толстым в главе XV второй части романа "Анна Каренина":

"Место тяги было недалеко над речкой в мелком осиннике. Подъехав к лесу, Левин слез и провел Облонского на угол мшистой и топкой полянки, уже освободившейся от снега. Сам он вернулся на другой край к двойняшке-березе и, прислонив ружье к развилине сухого нижнего сучка, снял кафтан, перепоясался и попробовал свободу движений рук.

Старая, седая Ласка, ходившая за ними следом, села осторожно против него и насторожила уши. Солнце спускалось за крупный лес; и на свете зари березки, рассыпанные по осиннику, отчетливо рисовались своими висящими ветвями с надутыми, готовыми лопнуть почками.

Из частого лесу, где оставался еще снег, чуть слышно текла еще извилистыми узкими ручейками вода. Мелкие птицы щебетали и изредка пролетали с дерева на дерево.

В промежутках совершенной тишины слышен был шорох прошлогодних листьев, шевелившихся от таянья земли и от росту трав.

"Каково! Слышно и видно, как трава растет!"- сказал себе Левин, заметив двинувшийся грифельного цвета мокрый осиновый лист подле иглы молодой травы. Он стоял, слушал и глядел вниз, то на мокрую мшистую землю, то на прислушивающуюся Ласку, то на расстилавшееся пред ним под горою море оголенных макуш леса, то на подернутое белыми полосками туч тускневшее небо. Ястреб, неспешно махая крыльями, пролетел высоко над дальним лесом; другой точно так же пролетел в том же направлении и скрылся. Птицы все громче и хлопотливее щебетали в чаще, недалеко заухал филин, и Ласка, вздрогнув, переступила осторожно несколько шагов и, склонив набок голову, стала прислушиваться. Из-за речки послышалась кукушка. Она два раза прокуковала обычным криком, а потом захрипела, заторопилась и запуталась.

- Каково! уж кукушка! - сказал Степан Аркадьич, выходя из-за куста.

- Да, я слышу,- отвечал Левин, с неудовольствием нарушая тишину леса своим неприятным самому себе голосом. - Теперь скоро.

Фигура Степана Аркадьича опять зашла за куст, и Левин видел только яркий огонек спички, вслед затем заменившийся красным углем папиросы и синим дымком.

Чик! чик! щелкнули взводимые Степаном Аркадьичем курки.

- А это что кричит? - спросил Облонский, обращая внимание Левина на протяжное гуканье, как будто тонким голоском, шаля, ржал жеребенок.

- А, это не знаешь? Это заяц-самец. Да будет говорить! Слушай, летит! - почти вскрикнул Левин, взводя курки.

Послышался дальний, тонкий свисток и, ровно в тот обычный такт, столь знакомый охотнику, через две секунды - другой, третий, и за третьим свистком уже слышно стало хорканье.

Левин кинул глазами направо, налево, и вот перед ним на мутно-голубом небе, над сливающимися нежными побегами макушек осин показалась летящая птица. Она летела прямо на него: близкие звуки хорканья, похожие на равномерное наддирание тугой ткани, раздались над самым ухом; уже виден был длинный нос и шея птицы, и в ту минуту, как Левин приложился, из-за куста, где стоял Облонский, блеснула красная молния; птица, как стрела, спустилась и взмыла опять кверху. Опять блеснула молния, и послышался удар; и, трепля крыльями, как бы стараясь удержаться на воздухе, птица остановилась, постояла мгновенье и тяжело шлепнулась о топкую землю.

- Неужели промах? - крикнул Степан Аркадьич, которому из-за дыму не видно было.

- Вот он! - сказал Левин, указывая на Ласку, которая, подняв одно ухо и высоко махая кончиком пушистого хвоста, тихим шагом, как бы желая продлить удовольствие и как бы улыбаясь, подносила убитую птицу к хозяину. - Ну, я рад, что тебе удалось, - сказал Левин, вместе с тем уже испытывая чувство зависти, что не ему удалось убить этого вальдшнепа.

- Скверный промах из правого ствола, - отвечал Степан Аркадьич, заряжая ружье. - Шш... летит.

Действительно, послышались пронзительные, быстро следовавшие один за другим свистки. Два вальдшнепа, играя и догоняя друг друга и только свистя, а не хоркая, налетели на самые головы охотников. Раздались четыре выстрела, и, как ласточки, вальдшнепы дали быстрый заворот и исчезли из виду...

... Тяга была прекрасная. Степан Аркадьич убил еще две штуки и Левин двух, из которых одного не нашел. Стало темнеть. Ясная серебряная Венера низко на западе уже сияла из-за березок своим нежным блеском, и высоко на востоке уже переливался своими красными огнями мрачный Арктурус. Над головой у себя Левин ловил и терял звезды Медведицы. Вальдшнепы уже перестали летать; но Левин решил подождать еще, пока видная ему ниже сучка березы Венера перейдет выше его и когда ясны будут везде звезды Медведицы. Венера перешла уже выше сучка, колесница Медведицы с своим дышлом была уже вся видна на темносинем небе, но он все еще ждал.

- Не пора ли? - сказал Степан Аркадьич.

В лесу уже было тихо, и ни одна птичка не шевелилась.

- Постоим еще, - отвечал Левин.

- Как хочешь.

Они стояли теперь шагах в пятнадцати друг от друга...

... В то время, как они говорили это, Ласка, насторожив уши, оглядывалась вверх на небо и укоризненно на них.

"Вот нашли время разговаривать, - думала она. - А он летит... Вот он, так и есть. Прозевают..." - думала Ласка.

Но в это самое мгновенье оба вдруг услыхали пронзительный свист, который как будто стегнул их по уху, и оба вдруг схватились за ружья, и две молнии блеснули, и два удара раздались в одно и то же мгновенье. Высоко летевший вальдшнеп мгновенно сложил крылья и упал в чащу, пригибая тонкие побеги.

- Вот отлично! Общий! - вскрикнул Левин и побежал с Лаской в чащу отыскивать вальдшнепа..."

Далее...