Главная > Охота > Книги


Особенности охоты в степи

В каких-то определенных условиях, например в районах поднятой целины, нет уже многих существенных различий между охотой в поле и охотой в степи. Во всех иных условиях эти два вида охоты далеко не одинаковы.

То, что мы называем полем,- давно обжитая человеком земля, на которой он из года в год собирает урожаи сельскохозяйственных культур.

И как бы ни было велико охотничье поле, естественные его границы определены четко. Это - близлежащий лес, большая река, заливной луг в широкой пойме, железная дорога, наконец, населенный пункт. Степь в этих границах имеет и свой определенный ландшафт и не менее определенный пейзаж.

Кроме того, в поле почти всегда можно встретить работающих людей, и в этих условиях культурного ландшафта, разумеется, могут жить лишь те охотничьи птицы, которые не избегают близости человека. Мы это видели на примерах жизни перепела и серой куропатки.

А степь - понятие совсем иное. Это - и обширное поле, где не поднята целина, и громадные пространства, еще извека занятые некошеным разнотравьем, в котором очень важное место занимают серебристый ковыль - "шелковая трава" - и метельчатая овсяница или типчак. Естественные границы такой ковыльной или типчаковой степи определить почти невозможно: на сотни километров тянется это "море трав", где далеко отстоят друг от друга населенные пункты, где человек не так уж часто нарушает однообразие пейзажа и где находят себе пристанище очень сторожкие птицы, которые вовсе не ищут близости человека.

Но, так же как и поле, степь - не только открытое, голое пространство на ровной безводной земле. Степь на языке охотников - это и пахотные земли, и богатые сенокосы, и зеркала озер, огороженные густыми зарослями камышей, и приречные полосы кустарников, и овраги и балки, и волнистые предгорья, и колки, и широкие длинные ленты лесных полос.

Такая степь полна жизни. Весной и в начале лета в ней с удивительной быстротой меняются краски: она то зелена, то разноцветна, как самый хороший луг, и цветы спешат придти на смену друг другу, пьяня своими ароматами.

Летом она серебрится от ковыля и цветущих хлебов, в ее ароматы вплетают свои запахи полынь и чебрец, шалфей и богородская трава, разогретые жарким солнцем.

На исходе лета степь седеет и желтеет. А когда наступает пора степной охоты, вся бескрайняя равнина уже во власти побуревших, соломенных красок осени.

Степи грандиозны по масштабам, и лежат они в более южных районах страны.

Все здесь весьма специфично и на охоте: пространства и переходы велики, в них нетрудно потерять ориентировку и заблудиться; длительная охота немыслима без компаса (зачастую и без бинокля) и дополнительного сложного снаряжения: палатки, котелка, запасной одежды, воды и продовольствия.

Физическая нагрузка значительно выше, чем в поле, и даже на кратковременной охоте к обычному грузу - ружью и патронам - обязательно прибавляется фляга с водой для себя и для собаки, продовольствие и кое-какие вещи на случай вынужденной ночевки.

Дичь в степи разнообразна и весьма осторожна. От охотника требуются большая сноровка, умение скрадывать и маскироваться. И всякий раз перед охотником в степи ставятся самые различные задачи в зависимости от того, за какой дичью он отправился, на какой срок, при какой погоде и в какой период охоты.

Словом, охота в степи куда разнообразнее и сложнее, чем охота в поле!

Степная охота обычно начинается в августе, а в некоторых районах может продолжаться до первого снега.

Всякая весенняя охота на степную дичь запрещена повсеместно.

К степной дичи относятся такие птицы, как дрофа, стрепет, журавль-красавка, кречётка, авдотка и пятнистая трехперстка.

Дрофа

Эта очень крупная степная птица известна гораздо меньше, чем перепел или серая куропатка. И не каждому, даже очень зрелому и толковому охотнику, приходилось видеть дрофу на воле, а тем более стрелять по ней, и после удачного выстрела приторочить ее за толстую шею к своему ягдташу. Даже С, Т. Аксаков не без горечи писал, что во встречах с дрофами его постигла совершенная неудача, полное охотничье несчастье: за всю жизнь ему довелось только один раз выстрелить по дрофе и то случайно - утиной дробью, влёт и не в меру.

Дрофа, или дудак,-завиднейший трофей охотника! И объяснить это совсем нетрудно: птиц таких мало, охота на них сопряжена с большой затратой сил. А кроме того, дрофа - самая крупная наша пернатая дичь: вес старого петуха нередко достигает шестнадцати килограммов.

Дрофы обитают в степных просторах от Днестра до Алтая, но гнездятся "лишь севернее тех широт, на которых расположено Аральское море.

Не так давно их было много на Украине, в Поволжье, в степях Приазовья и на Кубани. Теперь дрофа обычна в Казахстане, в Сибири, в Средней Азии, особенно в южных районах Туркмении, и кое-где в Прикаспийских степях.

На Украине, на Северном Кавказе, как и во всех других охотничьих угодьях европейской части страны, дроф стало значительно меньше.

Объяснять это тем, что в указанных местах ареал и численность птиц сократились из-за распашки степей,- неразумно. Правда, дрофа - чрезвычайно сторожкая птица, но она никуда не уходит, если на целине появляются посевы. Все натуралисты подтверждают это и даже подчеркивают, что гнезда птиц часто встречаются среди хлебов. Известно, что табуны дроф нередко пасутся рядом со стадом овец или верблюдов.

Дроф стало меньше из-за нашего охотничьего бескультурья: слабого надзора, браконьерства и совершенно неумеренной жадности тех охотников, которые убивают курицу при выводке или гоняются за птицами на автомашинах. Дрофа, или дудак

Исключительный вред дрофам слишком долго и безнаказанно наносили местные жители: они пользовались беспомощностью птиц при осенней гололедице и истребляли их целыми табунами, не сделав при этом ни одного выстрела.

Все дело в том, что у дроф нет копчиковой железы, и они не могут смазывать жиром свои перья. Осенью, в дождливую погоду, птицы сильно намокают, и при первом же заморозке после дождя перья у них смерзаются. Пернатые степные великаны теряют способность летать и поневоле становятся такими ручными, что их можно загнать во двор, как баранов.

Все эти хищнические и браконьерские приемы добывания дроф запрещены, как временно запрещена во многих районах и ружейно-спортивная охота на них. Нужно лишь позаботиться о том, чтобы запреты не нарушались...

Среди пернатых дрофы образуют свой отряд, к которому относится и несколько других птиц. Их важнейшее отличие не только в том, что они крупны: они бывают и оседлыми и кочующими, но не перелетными. У дроф на плюсне только три пальца, как у многих отлично бегающих птиц, например у страусов. Наконец, у дроф нет зоба, и пищу они переваривают в желудке.

Зрелище несущихся дроф захватывает охотника! Стоит ему хотя бы один раз полюбоваться в зеленой или седой ковыльной степи этими стройными, массивными птицами, чтобы на всю жизнь просторная степь в его представлении была связана с этими ее обитателями!

Старый дрофич своей осанкой и поведением напоминает очень большого и по-своему важного домашнего индюка. И даже толстые голени у него также покрыты крупными серыми чешуйками.

Но дрофич более стройный и подтянутый и не так ярко окрашен. Голова у него не очень крупная, шея - довольно длинная и толстая - пепельно-серого окраса;

по бокам горла торчат в обе стороны пышные усы, образованные пучками перьев; глаза большие, блестящие, с темно-бурой радужиной; нос толстый и крепкий, темно-серый, шероховатый, немного погнутый книзу; большие ушные отверстия не закрыты перьями. Весь верх спины ржавый, и по всему этому фону разбросаны тонкие поперечные пестрины и узенькие полоски. Зоб рыжий, брюхо белое с сизоватым налетом. Хвост в тон спине, но несколько крайних рулевых перьев белые. Пух повсюду розовый и немного серый.

Дрофич становится совершенно неузнаваемым весной, во время тока: он распускает крылья, как индюк, поднимает распущенный хвост, голову прячет в плечевую опушку и делается чуть ли не вдвое больше!

Самка схожа с петухом по окрасу, но она гораздо меньше его; у нее, кроме того, нет усов и ярких рыжих перьев на зобу.

Дрофы - птицы в основном наземные и на крыло поднимаются неохотно. Если их не тревожат, они почти все время проводят на земле, совершая лишь незначительные перелеты, обычно по утрам и по вечерам. В случае опасности они предпочитают уходить в сторону, затаиваются, ложатся и зорко наблюдают, грозит ли им опасность, или она уже миновала.

Ходят дрофы медленно, спокойно, тело держат горизонтально, но часто поднимают голову, чтобы осмотреться, и недаром говорят про них, что они пасутся в степи.

Отдыхают дрофы лежа; в жаркую и сухую погоду охотно купаются в пыли и в песке. По следам этих копа-нок нередко и удается установить, где проводила дневные часы стая птиц.

На зиму наши дрофы не улетают за пределы страны, а лишь перекочевывают к югу, где степи не затянуты снежным покровом. В местах зимовки птицы иногда сбиваются в очень большие стаи - до тысячи и более голов.

Дрофы бывают в обычных местах гнездования, когда сойдет снег и появятся первые зеленые всходы.

Начинаются брачные игры петухов, зачастую переходящие в ожесточенные драки, при которых слабые дрофичи еле уносят ноги с токовища.

Затем птицы разбиваются на пары. Но как только самка садится на гнездо, дрофич оставляет ее и прибивается к стайке петухов, с которой и кочует до тех пор, пока не подрастут птенцы. Гнезда дрофич не делает, птенцов не кормит.

Самка откладывает от двух до шести яиц, чаще - три, в небольшую лунку, прямо на землю, в бурьяне, под кочкой или в хлебах. Яйца крупнее, чем у индюшки, круглые, зеленоватые или глинистые, с бурыми и серыми пятнами.

Насиживание длится почти месяц. Наседка сидит очень крепко и так сливается с окружающей ее местностью, что для глаз почти неприметна.

Дрофята, едва обсохнув, начинают бегать. Мать самоотверженно защищает их от врагов: по тревожному сигналу укладывает на землю, а сама прихрамывая и хлопая крылом, ложась на землю и перебегая, уводит врага от выводка.

Манера дрофят затаиваться, залегать во время опасности спасает их, пока рядом с ними пасется мать. Но это же губит дрофят, когда они подрастают, выходят на кормежку без матери и залегают прямо на глазах у охотника.

По зорям нелетные выводки пасутся на полянах, в жаркие часы дня уходят в хлеба. А когда хлеба скошены, выводки перебираются в бурьяны, кукурузники или картофельные поля.

Молодые питаются главным образом животными кормами: гусеницами, земноводными и даже пресмыкающимися, хотя в искусстве лов-ить ящериц и змей они намного уступают журавлям.

В середине августа дрофята начинают летать и скоро сбиваются в стаи.

В сентябре заканчивается линька у старых дрофичей, и они тоже присоединяются к стаям. С этого времени дрофы - молодые и старые - начинают вести кочевой образ жизни.

Рано утром и перед заходом солнца они летят кормиться на свежую отаву и на зеленя, а день проводят в открытой степи, где нет полей.

Охота на дроф начинается, как только молодые поднимаются на крыло.

Охота на дроф

Как известно, выдержка, спокойствие, собранность крайне необходимы на всякой охоте. Любое проявление нервозности, горячности или запальчивости при охоте на. дроф губит дело!

Об этом нужно помнить всегда и особенно с той минуты, когда появление дроф в поле зрения охотника вызывает совершенно оправданное волнение.

Однако это волнение не должно мешать и умелой маскировке, и осторожному подходу, и томительному ожиданию, когда наступит время сделать выстрел в налетевшую стаю.

Подъем на крыло такой птицы, как дрофа, да еще на короткой дистанции, страшно горячит охотника, особенно начинающего, и совсем нередки случаи, когда он позорно мажет по старому дрофичу, у которого в размахе крыльев почти два метра!

Как и на всякой охоте, в степи и в поле стрелять приходится чаще всего в угон и в штык, реже - по боковой птице.

Лучший выстрел-в угон: цель видна отлично, она крупна и уходит от охотника низко над землей почти по идеальной прямой.

Худший выстрел - в штык, особенно по осенней, перелинявшей птице: перо жесткое, пух богатый, дробь скользит по плотному оперению, рикошетирует. И почти любое попадание под углом меньше прямого, когда не перебиты кости крыла и нет смертельного ранения в сердце или в голову, не дает нужного результата. Раненая птица отлетит умирать далеко в степь.

Дрофа делает большой разбег перед взлетом, снимается с земли тяжело, тянет в воздухе плавно, не очень часто взмахивая большими крыльями и издавая громкий звук, будто вдали пыхтит паровоз: ффу-ффу-ффу!

Но полет ее быстр - до семидесяти-восьмидесяти километров в час, и при всяком боковом выстреле, который

считается несколько хуже угонного, надо брать большое упреждение. Таблицы величины упреждения даны во многих охотничьих книгах, в частности и в книге А. И. Толстопята "Охотничьи ружья и боеприпасы к ним", выпущенной издательством "Физкультура и спорт" в 1951 и в 1954 гг. При этом следует иметь в виду, что чем крупнее номер дроби в заряде, тем упреждение меньше.

И, наконец, последнее замечание: дрофа всегда поднимается с земли точно против ветра, но в полете немного отклоняется вправо или влево и движется в полветра. Об этой особенности полета крупной дичи надо помнить. Известны четыре основных способа охоты на дроф: охота с собакой, стрельба с подъезда, охота нагоном и стрельба на перелетах.

Охота с собакой производится только по выводкам и продолжается не больше одного месяца, обычно с половины августа до середины сентября, когда дрофы начинают кочевать стаями по степи и совершенно не выдерживают стойки собаки.

Не без основания этот вид охоты считается весьма трудным, утомительным, так как охотнику приходится очень много ходить по степи в самые жаркие часы дня в поисках затаившегося выводка.

Вся трудность заключается именно в том, чтобы найти место, где залег выводок. Двигаясь по степи, нужно зорко выглядывать, не мелькнет ли в бурьяне или в хлебах голова дрофы. Это и есть тот сигнал, по которому следует идти в определенном направлении. Разумеется, в этот начальный период охоты может сослужить добрую службу хороший полевой бинокль.

Когда расположение выводка обнаружено, собаку необходимо взять к ноге и пойти с ней прямо к выводку. Пустить собаку в поиск надо лишь в то время, когда охотник приблизится к птицам на расстояние выстрела.

Непуганая старка подпускает близко. Она вытягивает шею над травой и показывает голову, залегает, затем бежит, притворяясь больной, и вскоре взлетает. Стрелять в старку нельзя, как бы ни было велико искушение взять ее на мушку.

Не теряя времени, надо взяться за розыски молодых. Они могут лежать на земле, затаившись, но обычно встают и бегут в том направлении, куда улетела старка.

Очень хорошо, если собака приучена выставлять дичь на охотника. Она делает широкий полукруг и заставляет дрофят оказаться между ней и хозяином. Но такие собаки редки даже среди спаниэлей. Поэтому, пока собака разбирается в следах, забежать нужно охотнику. Дро-фята, схваченные в кольцо, начнут подниматься на крыло. При этом после выстрела по первой птице другие взлетают не сразу. Такая охота может продолжаться всего несколько минут, но она очень результативна, так как стрелять накоротке по крупной мишени - несложно.

Охота с собакой возможна с самого раннего утра. Но, если собака прихватит выводок на кормежке или найдет птиц, когда они еще не облежались, они могут сорваться метрах в сорока-пятидесяти от охотника, причем побегут и взлетят все разом. Поэтому на утренней заре нужно двигаться по степи, будучи готовым сделать выстрел в любую секунду.

В дневные часы розыску выводка может помочь наблюдение за старыми дрофичами, которые залегают значительно позже молодых, но держатся от них неподалеку. Они как бы дают указание охотнику, где надо искать выводок. А бывает и так, что в первые дни охоты удается в самую жару подойти на выстрел и к этим старым птицам. Они лежат крепко, обычно в самом центре большого поля, и стойку собаки выдерживают неплохо.

Раненый старый дрофич - птица очень сильная и по-своему злобная. Он нередко бросается на подбежавшую собаку и старается нанести ей удар мощным клювом. Поэтому посылать собаку к раненому дрофичу не следует.

Необходимо также помнить, что мясо убитых дроф, особенно молодых, в жаркий день очень быстро портится, киснет. Чтобы избежать этого, дрофенка следует выпотрошить.

Так как молодые не очень крепки на рану, стрелять их надо дробью № 3-5.

Как только дрофы собьются в стаи и начнут кочевать, собака в степи уже не нужна. С середины сентября начинается охота другими способами: стрельба с подъезда и охота нагоном.

Стрельба с подъезда. Для этой охоты нужна лошадь, запряженная в телегу, на которой колхозники выезжают в степь, или пара волов, если они есть в той местности, где производится охота. И обязательно нужен хороший возница, который понимает, что от него потребуется, когда он будет подвозить стрелков к жирующим птицам.

Как только удастся высмотреть в бинокль стаю дроф, надо начать сближаться с нею, но не по прямой, не в лоб, а спиралью, постепенно приближаясь к жирующим птицам, так, чтобы не вызвать подозрения у птиц, что телега движется в направлении к ним. В той точке, где возница будет делать поворот, чтобы начать новый полукруг - меньший по величине и более близкий к птицам,- лошадь нужно заворачивать головой от стаи.

Для успеха такой охоты необходимо соблюдать и еще некоторые требования.

Подъезжать лучше всего не к большому табуну, а к двум-трем птицам. Сближаться на кругах надо до тех пор, пока дрофы не станут проявлять видимого беспокойства - приседать, залегать или быстро отходить, часто оглядываясь, тревожно кивая головами и расправляя крылья перед полетом. Если стая непуганая, дрофы подпускают телегу на расстояние до пятидесяти-шестидесяти метров. Это, конечно, при условии, что охотники лежат на дне телеги на сене и не высовываются.

Когда сближаться более невозможно, охотники проворно и очень быстро должны соскочить с телеги, подбежать к птицам, насколько это возможно, и сделать по дуплету. В тех случаях, когда указанные правила охоты строго соблюдены, первый выстрел удается сделать по бегущим птицам, второй - в угон, уже по птицам в полете.

На такой охоте применяется более крупная дробь. После неудачного выстрела надо не сводить глаз с улетающих птиц: осенняя дрофа очень крепка на рану и при неубойном попадании в мягкие части тела может отлететь на большое расстояние.

Охота нагоном производится примерно в те же сроки, что и стрельба с подъезда, но она более надежна и успешна.

Для нее также необходим гужевой транспорт: обычно пара лошадей с телегой, в которой занимает места коллектив охотников - от пяти до восьми человек.

Суть этой охоты в том, что возница привозит охотников в степь и оставляет их на стрелковой линии, через которую должны пролететь поднятые с земли птицы. Вариантов такой охоты два: либо нагоняет дроф на охотников сам возница, если он человек толковый и хорошо понимает особенности охоты, либо стрелки разбиваются на две части - одни залегают, другие нагоняют птиц.

В первом случае возница незаметно для дроф оставляет охотников на линии, а затем по пологой кривой "челноком" сближается с дрофами и поджимает их так, чтобы они полетели через стрелковую линию.

Во втором случае, оставив цепь стрелков на удобной позиции, возница делает большой полукруг, высаживает одного, а еще лучше двух загонщиков и отъезжает далеко в степь, чтобы не мешать охоте. Загонщики обязаны выставить птиц на стрелковую линию.

Разумеется, исход такой охоты зависит от строгого соблюдения многих важных требований.

Прежде всего стрелки должны свалиться с телеги, залечь и тщательно замаскироваться на расстоянии примерно в пятьсот-шестьсот метров от пасущегося табуна дроф так, чтобы ветер не тянул от охотников к птицам.

Затем стрелки залегают друг от друга на дистанции в полтора выстрела, т. е. на расстоянии до полутораста метров.

Выбрав место и находясь в укрытии, охотники не должны производить шума, курить или высовывать голову. В тот момент, когда возница или загонщики станут приближаться к табуну, маскироваться надо как можно тщательнее. И тем строже надо маскироваться, чем больше табун птиц. Если нет подходящего куста или кочки, из-за которых стрелок может осматривать участок степи перед собой, лежать надо пластом: приближение дроф легко услышать по тому шуму, который они производят в полете крыльями.

Начинать загон необходимо только в том случае, когда охотники залегли, а птицы "пошли в ход".

Когда же они подходят к стрелковой линии, надо вскочить на ноги, спокойно пропустить табун над головой или сбоку и стрелять в угон.

Дробь нужно применять не менее крупную, чем при стрельбе с подъезда.

Охота на перелетах. Этот способ охоты не имеет широкого распространения, так как он может производиться главным образом в тех районах, где есть большие скопления птиц в начале зимы.

Такая охота хорошо известна, например, в южных районах Туркмении - холмистых, очень удобных по ландшафту.

За час до рассвета или сразу же после захода солнца охотник занимает удобную позицию под прикрытием холма на той линии, где дрофы совершают регулярные перелеты к местам жировки или к местам ночлега.

Птицы летят довольно медленно, иногда над самой вершиной холма, и стрелять по ним нетрудно. Более трудно точно выбрать подходящее место для такой охоты...

Стрепет

Стрепет более известен в народе, чем дрофа. В старину он часто встречался под Тулой и под Орлом, в Поволжье и был обычной степной птицей в Башкирии.

Теперь его почти совсем нет на всей европейской части страны, исключая степи Предкавказья, но в русском языке след его остался. Его называют: стрепел, трясучка, свистокрыл и хохотва.

В этих, казалось бы странных, названиях отмечены три существенные особенности птицы: и то, что она хохочет при взлете, и то, что она резко шумит крыльями на лету, и то, что полет ее неровный, трепещущий, будто тряский.

Словом "стрепел" как бы подчеркивается, что птица вначале встрепенется, а потом уже взлетит с земли. А глагол "стрепетать" означает не что иное, как верещать, шуметь с визгом или со свистом.

Об этом с большим знанием дела прекрасно писал С. Т. Аксаков:

"Стрепет дрожит, трепещет в воздухе, как будто на одном месте, и в то же время быстро летит вперед. Всегда прямо, его полет производит дребезжащий свист, далеко слышный и неравнодушно слышимый охотниками. По крайней мере я уважал стрепетов больше всей степной дичи, разумеется, кроме дроф, которых мне стрелять не удавалось".

Далее С. Т. Аксаков дает описание облика этой степной дичи, прибегая к замечательным, образным сравнениям, очень точно определяя и внешний вид и поведение стрепета.

"Стрепет поменьше несколько старой тетеревиной курочки. Он, конечно, в восемь раз менее матерой дрофы, но сходен с ней во всем устройстве своих наружных и внутренних членов, кроме цвета перьев. Он преимущественно питается травой, но изредка глотает и насекомых; пища переваривается у него не в зобу, а в желудке; пух на теле имеет редкий, розовый и такого же цвета пушистые корни всех перьев; голова, шея, нос, ноги и весь склад стрепета - чисто куриный". Стрепет

Под пером С. Т. Аксакова оживают и как бы заново для нас расцвечиваются все оттенки оперения интересной степной птицы, которую так любил старый писатель:

"Весьма трудно передать зеленовато-серую пестроту перьев стрепета. Каждое перо, по бланжевому полю, испещрено в разные стороны идущими прямыми и извилистыми полосками, но правильно и однообразно расположенными; все же перья вместе на спине представляют общую пестроту того же цвета с черноватыми пятнами, которая происходит от того, что одно перо складывается с другим своими темными полосками или извилинками:

из этого составляются как будто пятна. Шея также пестрая, с дольными беловатыми полосками, головка черновата, а зоб и верхняя часть хлупи по белому полю испещрены, напротив, поперечными полосками; остальная хлупь вся белая и под крыльями подбой также белый; в крыльях три первые пера сверху темные, а остальные белые с темными коймами на концах; хвост короткий, весь в мелких серых пестринках; на каждом хвостовом пере, на палец от конца, лежит поперек темная узенькая полоска; ноги бледно-зеленоватого цвета. Самец же отличается тем, что у него под горлом и на зобу перья темнее и даже кажутся сплошь чёрными, а поперек зоба лежит прорезная белая полоска. Крылья у стрепета кругловаты и, когда он летит, кажутся как будто выпуклыми". (С.Т.Аксаков. Записки ружейного охотника Оренбургской губернии. Географгиз, Москва, 1953, стр.155.)

Стрепет относится к отряду дроф, в отличие от своих крупных сородичей, у него нет усов, общий цвет оперения у стрепета не рыжий, а светло-серый или песочный, он - типичная перелетная птица, яркий наряд у самца бывает только весной, в брачный период.

По манере держаться стрепет очень напоминает домашнюю курицу. Бегает он пригнувшись и часто оглядываясь; в траве затаивается, поднимая иногда черную головку над вершинами стеблей.

Своей осторожностью стрепет иногда превосходит даже дрофу, и охота на него сопряжена с большими трудностями.

Стрепет - житель плодородных степей, но нераспаханных, целинных, и граница его распространения строго определяется северной и южной границами степи. Он гнездится к востоку и к югу от приалтайских степей, в Казахстане. На зимовку в пределах нашей страны остается только на степных участках Закавказья.

Большую часть дня проводит в бурьянах и других густых травянистых зарослях, но не избегает и полей, если они перемежаются большими пустырями. Охотно вылетает на те места, где трава сильно потравлена, побита скотом, и на степные дороги.

В южных районах стрепеты появляются в конце марта или несколько позднее, как только степь освобождается от снега и всюду показывается зеленая трава, которой кормятся птицы. Подлетают они и первое время держатся стайками. Петушки в этот период переживают частичную линьку и скоро, недели через две-три, надевают брачный наряд.

В это же время начинается токование, и в степи далеко разносится по утрам очень своеобразный крик петушка, похожий на глухой и дробный звук: пржи, пржи!

Петушки токуют азартно, выбивая в траве небольшой точок и заводя ожесточенные драки. Они, как и дрофичи, распускают хвост веером, широко расправляют крылья, оттопыривают ошейниковые перья, высоко подпрыгивают и подолгу топчутся на одном месте.

Брачные крики петушка бывают слышны и в то время, когда самка уже садится на гнездо, но вскоре затихают.

Взлетающая курочка иногда издает звук, отдаленно похожий на хохот белой куропатки, но чаще удается слышать ее крик не весной, а летом и ближе к осени.

Петушки, по-видимому, не помогают курочкам делать гнездо, но держатся от него неподалеку, хотя в гнездовой период встречаются и небольшими кочующими стайками.

Гнездо стрепета - плоское и круглое - обычно небольшая ямка в земле под прикрытием ковыля, бобовника или бурьяна, выстланная травой, а иногда и перьями.

Яиц в кладке почти всегда не больше пяти; они довольно крупные - не меньше куриных - зеленоватые, лоснящиеся, чаще с желтоватыми или красновато-бурыми крапинками. Сидит курочка на гнезде очень крепко.

Насиживание продолжается, видимо, не больше трех недель, молодые появляются в конце мая или в начале июня.

Стрепеты - всегда сторожкие птицы - в этот период начинают вести скрытый образ жизни, и их почти не видно в степи. Курочка уводит цыплят в бурьяны, прячет их в самых глухих местах и самоотверженно защищает от многочисленных пернатых и наземных хищников. Охраняет маленьких и петушок, который обычно уводит их за собой, пока курочка старается обмануть врага, притворяясь подбитой, больной.

Цыплята кормятся главным образом насекомыми, затем семенами сорняков и злаков. Часто появляются на зорях и молодые, и старые в тех местах, где пасется скот.

В середине августа молодые могут уже подниматьсяна крыло, и стрепеты начинают табуниться, а в сентябре уже встречаются большие стаи, до ста и более голов.

Если осень сухая, птицы перебираются на озимые и жмутся к влажным участкам, где есть зеленая трава. В Средней Азии стрепеты во время перелетов на юг охотно задерживаются возле клеверной отавы и отсиживаются в зарослях янтака (верблюжьей колючки) неподалеку от бахчей и арыков, вдоль которых всегда есть побеги молодой зелени.

Охота на стрепетов

Все то, о чем было сказано в разделе об охоте на дроф, в значительной мере относится и к охоте на стрепетов.

В ковыльной или типчаковой степи, да еще в августовскую жару, и особенно когда в ягдташе не пусто, бродить тяжело; охотничьи угодья - обширны и довольно однообразны, и редко радует глаз какой-нибудь холмик на ровном плато или низинка, заросшая кустами; далеко не всегда удается сделать удобный привал в тени и у воды; заросли бурьяна и других сорняков иногда почти непролазны, колючки цепляются за одежду, колючие семена набиваются за голенища сапог или в ботинки, в кровь могут изранить колени острые иглы колючек; дичь в жару быстро портится, и нужно заботиться об ее сохранности. Поэтому на охоте за стрепетами всегда уделяется особое внимание экипировке и снаряжению.

Стрепет поднимается с громким треском крыльев, иной раз совсем близко, и очень горячит молодого охотника.

Но, конечно, не на каждом участке степи можно обна-' ружить птиц. И если охотник плохо знает их повадки, места обитания, жировок и отдыха, то за долгий летний день, намаявшись и изрядно намяв ноги, он вернется домой без дичи, не сделав ни одного верного выстрела.

Как и на всякой охоте, тут во всю силу действует ценное правило: чем труднее поиски и добывание дичи, тем лучше надо вооружиться прочными знаниями законов ее жизни.

Известны три основных способа охоты на стрепетов:

с собакой, с подъезда и нагоном. Охотятся также и на перелетах.

В Средней Азии, осенью, когда стрепеты начинают подваливать с севера, охотники подстерегают птиц в засидках и в скрадках - на клеверищах.

Охота с собакой. Выходы в степь с подружейной собакой начинаются в середине августа и длятся недолго: с тех дней, когда выводки уже могут спасаться от преследования на крыльях, до той поры, пока молодые не собьются в крупные стаи. Таким образом, охота с собакой продолжается примерно три недели.

Собака должна быть хорошо поставлена: послушание и настойчивость - основные ее качества.

Охота производится главным образом в жаркие часы дня и нередко в густых зарослях. Очень хорош для такой охоты пойнтер, особенно верхочут: он далеко прихватывает дичь, да и всякие репьи не так пристают к его шерсти. Оправдали себя на охоте за стрепетами и подвижные спаниели, хотя в бурьянах им работать нелегко из-за малого роста и густого длинного шерстного покрова.

Охотник, который плохо переносит степную жару, может выходить охотиться утром - часов до десяти, и вечером - до сумерек. Но все же стрепет лучше всего выдерживает стойку собаки только' в самую жару.

Искать выводки нужно в траве и в невысоком бурьяне, по соседству с полями или весенними токовищами. При этом надо иметь в виду, что одна старка довольно часто водит своих птенцов неподалеку от другой.

Молодых весьма трудно поднять на крыло, особенно в первые дни охоты: они быстро перебегают и иногда перемещаются так далеко, что горячая собака может их потерять вовсе.

Как и при выводке у дроф, первой взлетает старка, чтобы отвести опасность от молодых.

Стрелять ее нельзя.

К сожалению, далеко не все охотники строго выполняют это первое и самое важное требование, предъявляемое к культурному охотнику: часто они ссылаются на то, что не разобрались, какая именно птица вылетела.

При охоте на стрепетов такая недостойная отговорка явно не годится! Старка при взлете хохочет: это самый ее отличительный признак; самец и холостая курочка издают пугающий звук: пржи! И только невзматеревшие стрепеты срываются молча.

Из выводка, особенно из крупного, далеко не все молодые устремляются за матерью. Остальные с поразительной быстротой кидаются врассыпную, бегут очень далеко и где-то затаиваются так крепко, что собака едва не дотягивается до них мокрым носом.

В жару птицы лежат очень крепко, подпускают собаку почти вплотную. Иногда пес долго стоит над птицей, весь дрожа от волнения, но стрепет не взлетает, пока сам охотник не стронет его с места накоротке.

Так как стрепет летит хотя и быстро, но не делает зигзагов, подъемов и спусков, стрелять по нему нетрудно. Дробь в этот период охоты не нужна крупнее № 4 или 6.

Охота с подружейной собакой заканчивается к середине сентября, когда птицы, готовясь к отлету, сбиваются в большие стаи и становятся весьма строгими.

Охота с подъезда. Это - охота осенняя, и она продолжается до того времени, пока стаи стрепетов не начнут отлетать в южные районы.

Производится она в тех местах, где можно высмотреть птиц на кормежке - на старых полосах хлеба, на скошенном лугу, на выбитых скотом пастбищах и особенно вдоль проезжих степных дорог.

Очень удобно при этом подъезжать к одиночному стрепету, по которому зачастую удается сделать выстрел. Если же птица, испуганная охотником, переместится вне выстрела, преследовать ее не имеет смысла: в другой раз она сорвется на очень большой дистанции.

По утрам весьма удачной бывает охота вдоль дорог, куда птицы выходят кормиться.

Когда стрепеты уже обнаружены, надо направить лошадь прямо на них, но ехать тихо, шагом, спокойно располагаясь в возке.

Птицы, обнаружив лошадь с телегой, начнут отбегать стайкой, но довольно скоро разбредутся в разные стороны и залягут. В это время надо соскочить с повозки и подойти к ним как можно ближе.

Охотиться можно и в полдень, когда птицы залегают, подъезжать всегда лучше к небольшому табунку, который менее строг, чем большая стая. Во всех случаях, разумеется, ружье нужно держать наготове.

Следует помнить, что при выстреле, даже когда птица упала на землю, не все отдыхающие поблизости стрепеты срываются с места. Поэтому нужно сразу же перезарядить ружье.

Охота нагоном. Этот способ охоты может производиться так же, как и при охоте на дроф. Но опытные охотники вносят в него некоторые поправки.

Например, неплохих результатов удается достичь даже в том случае, когда возница продолжает ехать, везя охотника, а другой охотник тем временем слезает с повозки и отвлекает на себя внимание табунка. Охотник же, находящийся в телеге, пользуясь тем, что внимание птиц рассеяно и бдительность их усыплена, заезжает к табунку по кругу с другой стороны и стреляет.

На охоте за стрепетами могут оказать существенную помощь верховые загонщики. Они объезжают табунок и направляют его на затаившихся охотников.

Могут нагонять стрепетов на цепь стрелков и даже на одного охотника пешие загонщики, но для них такая прогулка по степи не может считаться легкой и приятной.

В иных случаях можно обойтись и без загонщиков, если охотник выходит рано утром в те места, где ночевали птицы. Но такая охота возможна лишь тогда, когда эти места очень хорошо известны.

Осенью стрепет, как и всякая дичь, более крепок на рану, и стрелять его нужно крупной дробью. Если ружье бьет кучно и резко, дробь может быть не крупнее № 4 или 3.

Стрельба на клеверищах. Этот вид охоты основан на том, что осенние стрепеты, перемещаясь в южные районы, задерживаются там, где есть влажные участки с зеленой травой.

Отава на клеверищах очень привлекает птиц, и они летают туда на кормежку ранним утром или вечером, примерно за час до захода солнца.

Охотники выбирают возле клеверищ подходящие места, где устраивают засидки (обычно хорошо замаскированные ямы) и стреляют в подлетающие стаи.

Далее...